Библиотечные достопримечательности Усолья

достопримечательности Усолья
Библиотечная достопримечательность Усолья. Экслибрис из библиотеки Орлова- Давыдова

Это тот самый случай, когда для знакомства с достопримечательностями Усолья достаточно посетить Самарскую областную библиотеку. В библиотеке хранится значительная часть книг, некогда принадлежавших бывшему хозяину Самарской Луки — Владимиру Петровичу Орлову-Давыдову. На большинстве изданий стоят два почти одинаковых экслибриса — книжных штампа графской семьи.

Первый экслибрис — в виде застегнутой портупеи с пряжкой для пристегивания клинка. На портупее написан родовой девиз Орловых: «Fortitudine et Constancia», что в переводе с божественной латыни на язык родных осин означает «твердостью и постоянством».

На втором экслибрисе — всё та же портупея с надписью «Nec te quaesiveris extra» — «Не ищи вовне». Поверх портупеи красуется корона.

Экслибрисы в книгах Орлова-Давыдова идентичны основному гербовому знаку Шотландии — Scottish crest badges. Как известно, суровые шотландские мужчины, дабы отличить представителя одного клана от другого, внимательно рассматривают расцветку юбок-килтов. Но существует еще один способ визуального определения «свой-чужой» — специальный гербовый значок, бейдж. Да-да, тот самый «бейджик», сообщающий окружающим сжатую информацию о владельце. Эта гербовая эмблема с девизом — «бейдж», или Scottish crest badges — имеет несколько уровней отличий. Глава клана носит круглый значок с тремя орлиными перьями.

Если глава клана являлся пэром, над бейджем изображается корона. У руководителей крупнейших ветвей клана эмблема с двумя орлиными перьями. На значках оруженосцев помещается одно перо. Бейдж, на котором изображалась только портупея с девизом, носили рядовые члены клана или сочувствующие ему, как символ верности вождю. Но к какому клану имел принадлежность Орлов-Давыдов и почему?

Усольская достопримечательность на Караульном бугре

Башня-светёлка на Караульном бугре
Башня-светёлка на Караульном бугре

Юность Владимира Орлова-Давыдова прошла в Шотландии. В шестнадцатилетнем возрасте он поступил в Эдинбургский университет. Завёл дружбу с Вальтером Скоттом и, даже, перевёл для бояна английской истории «Слово о полку Игореве».

Всю свою дальнейшую жизнь Владимир Петрович среди русских слыл за упертого англомана. И малая родина отвечала Владимиру взаимностью. В 1840 году за работу «Путевые записки, веденные во время пребывания на Ионических островах, в Греции, Малой Азии и Турции в 1835 году Владимиром Давыдовым» владелец «усольской латифундией» получил ученую степень Эдинбургского университета. С этого момента Владимир Петрович стал пользоваться правом голоса на выборах в Парламент Великобритании. Член Парламента — это уже представитель высшего сословия, поэтому, будучи рядовым членом университетского клана, Орлов-Давыдов получил привилегию изображать над своим бейджем корону.

На эмблеме Эдинбургского университета изображены башня и книга. И Владимир Орлов-Давыдов, выразив свою любовь к alma mater экслибрисом на страницах внушительной усольской библиотеки, на этом не остановился.

Нынешний владелец Усолья, господин Орлов-Давыдов, на месте сторожевой башни, называемой поныне Караульным бугром, поставил в 1840 году прекрасную каменную башню, состоящую почти из одинаковых окон, которая носит название Усольской светёлки. Вид из светёлки великолепный, с нее открывается чудесная панорама на 90 верст в окружности

— писал популярный в XIX веке справочник «Волга от Твери до Астрахани» пароходного общества «Самолет».

У башни на горе были крестообразные окна и четыре входа в виде замочных скважин. Насколько башня была «прекрасной», судить трудно — это дело вкуса. Например, великий этнограф Дмитрий Садовников в путевых записках отзывался об Усольской светёлке не совсем лестно. В годы первой русской революции крестьяне подожгли башню, а после 1917 года и вовсе разобрали на неотложные крестьянские нужды.

Башня на горе Светёлка разрушена, однако достопримечательность из Усолья — экслибрис на книгах Владимира Петровича Орлова-Давыдова до сих пор остается связующим звеном между прошлым и настоящим.